«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 844 (11.09.2012 - 18.09.2012)
«Не хочет проходить»
«Не хочет проходить»
Алексей Шабунин


ГИБДД хотела лишить прав водителя за отказ от медицинского освидетельствования на алкоголь. Водитель не мог возражать инспектору: ему, больному сахарным диабетом, стало плохо за рулём - вплоть до потери сознания. «Скорую помощь» полицейский вызвал только составив все протоколы

   В День России Александр Васильевич Д. решил поехать на дачу - отдохнуть на свежем воздухе. Когда в пути он почувствовал себя плохо, то понял, что нужно срочно остановиться. С Аллеи Смелых он выехал на улицу Дзержинского и тут же свернул направо, на большую парковку у «Бауцентра». После остановки автомобиля он потерял сознание.
Очнулся он от настойчивых прикосновений сотрудника ГИБДД. Инспектор задавал один и тот же вопрос: пил ли он?
- Употреблять алкоголь мне категорически запрещено, - рассказывает Александр Васильевич. - Я - инвалид 2-й группы по сахарному диабету.
12 июня 2012 года рассказать такие подробности полицейскому водитель не мог: сознание возвращалось к нему на мгновения. Очевидно, поначалу не был в состоянии отличить пьяное забытьё от опасного для жизни состояния и инспектор Игорь Сказов. От водителя алкоголем не пахло, на вопросы он внятно не отвечал. «Он мычал, кажется, не понимал, где он, кто вокруг и что с ним происходит», - позднее пояснил в суде Сказов. Не могла дать пояснения и пассажирка Александра Д. - сама инвалид. Надо было что-то делать. Инспектор ГИБДД, который должен был понимать, что пожилому водителю требуется медпомощь, занялся делом...

От руля
В 15:20 полицейский составил первый протокол - об отстранении от управления транспортным средством. Собственно, протокол ничего не менял. Приступ болезни самостоятельно отстранил водителя от руля. Но порядок есть порядок. К тому же это только по официальным заявлениям высокого начальства полиция больше не ориентирована на статистические показатели в работе. По факту же: чем больше составлено протоколов, тем выше оценка подразделениям. ГИБДД - не исключение, а скорее правило.
Чтобы отстранить гражданина от его транспортного средства, требуются двое понятых или, как гласит закон, «любые не заинтересованные в исходе дела совершеннолетние лица». На Дзержинского у крупного магазина найти их - не проблема. А понятые были весьма необходимы. Ведь предстояла серьёзная работа: предстояло уличить требующего (только не могущего этого даже сказать) срочной медицинской помощи водителя в отказе от медицинского освидетельствования.
Тут случилась ещё одна беда: у Сказова не было алкотестера. Инспектора не сильно волновало, что Александр Д. балансировал между жизнью и смертью: он ждал экипажа с алкотестером - целых 40 минут.
В 16:00 ничего не соображающему больному диабетом полицейский Сказов предложил дунуть в алкотестер.
- Меня пригласили и сказали: «Смотрите, мужик пьяный и не хочет на освидетельствование», - описывает один из понятых Иван Р., мужественный человек, который согласился прийти в суд и рассказать всё как было, а не «как надо». - Я говорю, что не вижу, пьяный он или нет.
Сотрудник ГИБДД пояснил понятым: «Он не хочет проходить», и - настойчивым тоном - водителю: «Вы будете проходить?»

Ноль эмоций
Ответить на этот вопрос Александр Д. не мог. Это установят медики «скорой». Но до их приезда было ещё 27 минут. Представители власти не теряют времени даром (а к тому моменту рядом со Сказовым появляется его коллега): на практически бессознательного, но абсолютно трезвого водителя в 16:05 составляется протокол о направлении на медицинское освидетельствование.
- У водителя - ноль эмоций, - рассказывает Иван Р. - Я постоял-постоял и спрашиваю: ребята, может, он не пьяный, может, он больной?
Отмахнувшись от понятого, инспекторы продолжают бумажные дела. В 16:10 Александру Д. вменяют отказ от прохождения медицинского освидетельствования. Ни один из документов водитель подписать, естественно, не может.
- Я не помню, что было, - рассказал «Дворнику» Александр Д. - Об этом мне рассказали потом те, кто при этом присутствовал. В том числе и понятые. Один из них отметил, что сначала я сидел в машине ГИБДД на переднем сиденье, а потом - на заднем. Как я вообще попал в их машину, я не могу сказать.

Не пьяный
Состояние шофёра ничуть не смущает инспекторов. В документах бодро указывается, что он «отказывается от подписи». Понятой Иван Р. тем временем успел посетить магазин. Видимо, это именно его сомнения навели сотрудника ГИБДД на мысль о том, что неплохо бы вызвать «Скорую помощь». Впрочем, в суде инспектор Сказов сообщил, что решил вызвать медиков «только после составления протоколов», ведь не мог же он «так оставить водителя».
- Чуть позже, когда я вышел из магазина, я увидел рядом с этим «Дайхатсу» машину «скорой» и подошёл спросить у медбрата, что с этим мужиком, пьяный ли он? - говорит Иван Р. - У водителя уже были закрыты глаза.
Медбрат ответил совершенно определённо: нет, он точно не пьяный, он потерял сознание. У сотрудника «скорой» были основания так говорить. Официальная справка Городской станции скорой медпомощи бесстрастно фиксирует выезд к «центральному входу «Бауцентра» и предварительный диагноз: «Острое нарушение мозгового кровообращения». Оказав помощь на месте, врачи «скорой» принимают решение - доставить больного в Центральную городскую клиническую больницу (ЦГКБ) на улицу Летнюю.
Состоянием Александра Д. интересовался и инспектор Сказов, только что оформивший на него кучу протоколов.
- В суде инспектор рассказал о том, что врачи ответили ему на вопрос о водителе, - засвидетельствовал «Дворнику» известный правозащитник, юрист Георгий Румянцев, который отстаивал интересы Александра Д. в различных инстанциях. - Они сказали ему: предынфарктное состояние.

Барсетка
Инспектор Сказов поехал за Александром Д. в больницу. Сейчас трудно сказать, по какой причине. Возможно, хотел как-то помочь.
- Кто-то пригнал машину моего доверителя к горбольнице на Летней. Возможно, кто-то из инспекторов ГИБДД, - поясняет Георгий Румянцев.
В ЦГКБ Александр Д. поступил в 17:10. Только здесь выяснилось, что его состояние связано с «гипогликемией» - последствием сахарного диабета. Ему оказывают эффективную помощь, он приходит в себя и отказывается от дальнейшей госпитализации. Конечно, вести машину он пока не может. Домой его доставляет внук - на его же машине.
Это именно тот момент времени, когда Александр Д. впервые узнаёт о том, что его лишают прав за отказ от прохождения медицинского освидетельствования:
- Моя барсетка осталась в машине. И в неё кто-то засунул бумаги. Моё водительское удостоверение исчезло.
В ГИБДД на Борзова Александру Д. сообщают, что ему выписано временное разрешение на управление автомобилем, и он «может приехать и забрать его». Всё, что произошло, для него - полный шок.
- Я попытался связаться с инспектором Сказовым, чтобы он рассказал хотя бы о том, что было, - говорит Александр Васильевич.
Полагая, что «недоразумение» можно прояснить без суда, водитель обратился в Общественный совет при МВД по г. Калининграду. Ему даже устроили встречу с руководством. Кто-то из начальников полиции демонстративно метал громы и молнии, обещая устроить «негодяю», который так поступил с водителем, позорное увольнение.
- Закончилось всё тем, что мне предложили «не давить на инспектора», - говорит Сказов. - Но забрать документы, попавшие в суд, как сказали, уже нельзя.
Александр Васильевич продолжал отправлять жалобы. Безответно.

Достаточно редко
4 сентября 2012 года мировой суд Московского района прекратил дело об административном правонарушении против Александра Д. - за отсутствием состава правонарушения.
- Такие случаи судебных решений достаточно редки, - прокомментировал «Дворнику» юрист Георгий Румянцев. - Обычно суды безоговорочно доверяют показаниям инспекторов ГИБДД и подписям понятых. А понятые часто ставят свои подписи не думая. Хотя от понятых очень многое зависит.
Александру Д. повезло. Во-первых, понятой Иван Р. оказался неравнодушным человеком и пояснил в суде ситуацию так, как её видел. Во-вторых, справки из медицинских учреждений были более чем убедительны. В-третьих (самое главное!), хоть и ослабленное здоровье всё же не подкачало - организм выдержал до приезда «скорой», которую не спешил вызывать инспектор Сказов.
Редакция обратилась к руководству ГИБДД с предложением провести проверку правомерности действий своих сотрудников.
Алексей ШАБУНИН  

Закон «О полиции», п. 2, ст. 27 «Основные обязанности сотрудника полиции»:
«Сотрудник полиции независимо от замещаемой должности, места нахождения и времени суток обязан:
1) оказывать первую помощь (...) гражданам, находящимся в беспомощном состоянии либо в состоянии, опасном для их жизни и здоровья».



Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia