«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 828 (22.05.2012 - 29.05.2012)
Будет поздно…
Будет поздно…
Марина Селиванова


Тяжелобольную калининградку месяцами гоняют по врачам, чтобы уточнить диагноз. О том, что диагноз ей поставлен ещё два года назад, она выяснила совершенно случайно

   Историю болезни своей дочери редакции рассказала Людмила Александровна. Несколько месяцев вся семья живёт надеждой на то, что Аню вылечат, хотя у неё уже нет сил исполнять «рекомендации» медиков, заключающиеся в походах от врача к врачу.
Сейчас Ане 27 лет, она мать двоих детей.
Болезнь дочери, по словам Людмилы Александровны, проявилась два года назад - в январе 2009 года у неё отекли и воспалились глаза, воспалились лимфоузлы. Тогда её семья снимала квартиру в Светлом, и из Светловской больницы Анну направили в офтальмологическое отделение Калининградской областной клинической больницы (КОКБ). Предположив, что у Анны может быть туберкулёз глаз и лёгких, её обследовали в областном противотуберкулёзном диспансере - диагноз «туберкулёз» не подтвердился. При выписке лечащий врач указала диагнозы «увеит, лимфаденопатия внутригрудных лимфоузлов». О том, что это проявление страшной болезни «саркоидоз», Анна не знала.
А в областном противотуберкулёзном диспансере знали. В ноябре 2009 года комиссия врачей тубдиспансера вынесла заключение о болезни Анны.
По какой-то причине это знание осталось в стенах диспансера. Анне ничего не сообщили и к узким специалистам не направляли.
- После выписки я спросила у врачей, почему у меня было воспаление лимфоузлов? Меня успокоили: из-за воспаления, но после лечения антибиотиками всё пройдёт, - вспоминает Анна. - Было направление к торакальному хирургу на биопсию, но он сказал, что делать это не обязательно, тем более что я чувствовала себя намного лучше. В 2010 году я сделала контрольный «снимок» лёгких, мне сказали, что отклонений нет, я успокоилась.
Страшная болезнь дала о себе знать только спустя 2 года. Всё это время молодая женщина оставалась в неведении и не получала никакого лечения.

Тает
на глазах
Заключение комиссии случайно попало к Анне только в мае 2012 года, а до этого Аня периодически испытывала слабость. Грешила на авитаминоз и стрессы. В январе этого года у Ани опухли лимфоузлы на шее. Она отправилась к терапевту в поликлинику №1 Ленинградского района.
Получив направление к эндокринологу, онкологу и лору, отстояла в очередях, «с боем» получила талоны, сделала УЗИ щитовидной железы, посетила специалистов. Всё это длилось больше месяца, несколько раз пришлось сдавать одни и те же анализы, так как старые «приходили в негодность». Эндокринолог обрадовала - с щитовидкой всё нормально, онколог сказал, что нужно сделать УЗИ всех шейных лимфатических узлов.
Аня снова отправилась в поликлинику за направлением. Пока попала на УЗИ по записи, прошло ещё две недели. Результат диагностики лимфоузлов: серьёзное отклонение от нормы. Специалист посоветовала сделать УЗИ-диагностику всех лимфоузлов внутренних органов.  
Аня пошла по третьему кругу: направление, очереди, запись, УЗИ. Итог: в брюшной полости множественное воспаление лимфатических узлов.
- Фактически у дочери был отёк всей лимфосистемы, - рассказывает Людмила Александровна. - Врач подозревал рак. Мы были уверены, что Аню положат в больницу. Но... Аню направили на рентгеновскую компьютерную томографию (РКТ).
Талончиков на два месяца вперёд уже не было. За 4500 рублей РКТ могли сделать, но только через месяц. Пришлось записываться на платную диагностику, но в последний момент над Аней «сжалились» - денег с неё не взяли.
- Мы были в шоке. Дочь тает на глазах, - говорит Людмила Александровна. - Знакомые посоветовали мне обратиться к онкологу. Я записала дочь к гематологу в частную клинику, доктор направила на срочную биопсию лимфоузлов.
Именно по рекомендации гематолога девушке без очереди удалили один лимфоузел, который на тот момент увеличился до размеров куриного яйца.

«Придёте через 2 недели...»
Только после биопсии лимфоузла Ане вновь поставили диагноз саркоидоз, зафиксированный врачами ещё 2 года назад. Сразу после этого онколог порекомендовал Анне обратиться к бронхопульмонологу.
В середине апреля 2012 года Аня снова записалась к специалисту частной клиники, который ошеломил её: «Почему до сих пор не в стационаре?!»
- Бронхопульманолог объяснил дочери, что с таким диагнозом она должна быть под постоянным контролем медиков, - рассказывает Людмила Александровна. - По словам доктора, дочери необходимо срочное лечение в центре саркоидоза в Москве. Только там её смогут поставить на ноги. Для этого нужно обратиться в правительство области и добиваться получения квоты на лечение.
Аня снова отправилась в районную поликлинику, затем в областной противотуберкулёзный диспансер - для госпитализации было необходимо направление из поликлиники и повторное заключение фтизиатра о том, что у Ани нет туберкулёза.
Последней каплей терпения стали вопросы фтизиатра: «Зачем вы сюда пришли? Мы вам ничего писать не будем! У вас нет старых результатов томографии». В результате Анну снова отправили домой со словами: «Придёте через неделю, может быть, мы сделаем описание и дадим заключение».
Именно тогда, 10 мая 2012 года, Аня открыла карточку, которая находилась в диспансере, и увидела запись, сделанную ещё 23 ноября 2009 года: «Диагноз: саркоидоз, медиастинальная форма».
- После каждого похода по врачам Аня возвращается с детьми в Гурьевский район и падает без сил, - возмущается Людмила Александровна. - А ведь в стационаре ей могли провести полное обследование за 10 дней. А если бы мы узнали об этом диагнозе в 2009 году?! Аня могла бы наблюдаться у врачей по этому профилю, она не потратила бы столько здоровья, сил, времени, денег! За три месяца дочь потеряла 7 кг, она лежит часами - не может подняться, по ночам просыпается в поту, по утрам трясутся руки, мучают боли в сердце, одолевает тяжёлый кашель. За эти месяцы ей не назначили ни одного препарата, кроме комплекса витаминов. Из тубдиспансера ни разу не пришло приглашение хотя бы на плановый осмотр. Боюсь, что когда её положат в больницу, будет поздно...

Внутренние документы
- По закону противотуберкулёзный диспансер не наделён полномочиями ставить или снимать диагноз саркоидоз и, соответственно, доводить больному о постановке или снятии этого диагноза, осуществлять наблюдение пациента, больного саркоидозом, а также заниматься лечением больных саркоидозом, - прокомментировал «Дворнику» главный врач областного противотуберкулёзного диспансера Евгений ТУРКИН. - Этим занимаются специалисты других учреждений. Наша задача - исключить наличие туберкулёза при направлении пациента к нам на консультацию. Эта функция нами выполнена. Более чем об отсутствии туберкулёза у пациента врач диспансера не уполномочен сообщать. Кстати, консультируется у нас не сам пациент, а лечащий врач, который его направляет. По закону обязанность о доведении диагноза возложена на лечащего врача.
По словам Евгения Николаевича, все другие заболевания (кроме туберкулёза), которые фигурируют в записях врачей диспансера, переносятся из сопроводительных документов тех лечебных учреждений, которые направляют больных в диспансер на консультацию.
- В 2009 году Анне, действительно, был установлен диагноз саркоидоз, но не нами, - пояснил Туркин. - Именно по поводу саркоидоза больная и находилась на лечении в областной больнице, о чем у нас имеются документальные подтверждения.
Евгений Туркин сообщил, что не может предоставить эти подтверждения ни самой пациентке, ни журналистам, указав, что это «внутренние документы диспансера». Да и заключение комиссии, которое оказалось у Анны, по его словам, тоже является «внутренним документом» областного противотуберкулёзного диспансера.
- Она лечилась в областной больнице. Там хранятся все истории болезней, - сказал Евгений Туркин.
- Пусть завтра же приходит ко мне лично! - откликнулась на вопросы «Дворника» заведующая офтальмологическим отделением КОКБ Инесса Иванова. - Я подниму её карту и сделаю все необходимые заключения, чтобы Анну наблюдал узкий специалист. Конечно, диагнозы «увеит» и «лимфаденопатия внутригрудных лимфоузлов» говорят о том, что у пациентки либо туберкулёз, либо саркоидоз. Это «родственные» заболевания. И если даже отвергнут диагноз туберкулёз, всё равно врачи должны были сообщить Анне, к какому специалисту ей идти дальше. В её случае требуется обязательное наблюдение грудного хирурга. Кроме того, после лечения в любом стационаре, в том числе у нас, лечащий врач обязательно делает выписку, с которой больной идёт в поликлинику к своему лечащему врачу, и тот должен дать соответствующие направления и рекомендации.

Доктор, которого нет
После запроса «Дворника», 17 мая, Аня в очередной раз пришла к фтизиатру в тубдиспансер.
- Мне показали распечатку от 11 ноября 2009 года, которая, говорят, пришла из больницы Светлого, - рассказывает Анна. - Там указано, что я якобы наблюдалась у бронхопульмонолога. Но к этому специалисту меня никто не направлял. Я попросила у специалистов тубдиспансера сделать копию этого документа, они отказали мне, поскольку там были указаны данные и других пациентов. Я так и не могу понять, кто, если не тубдиспансер, поставил мне этот диагноз и при каких обстоятельствах это произошло?
«Дворник» выяснил, что в больнице Светлого нет и не было бронхопульмонолога. Где наблюдалась Анна? Загадка калининградского здравоохранения.
С вопросом о том, почему Анне не дают направление на госпитализацию, «Дворник» обратился в поликлинику №1 Ленинградского района.
- Я не понимаю, почему Анна пошла в газету, а не обратилась к руководству поликлиники? Мы могли бы решить этот вопрос на месте, - удивились на том конце провода.
А в это самое время, чтобы узнать о квотах на лечение в Москве, мама Анны обрывала телефоны минздрава Калининградской области. По телефону ей дали дельный совет: «Идите в районную поликлинику, там должны дать выписку со всеми печатями и заключениями врачей, после этого вашу дочь должны положить в больницу».
В этот же день лечащий врач поликлиники №1 выдала Анне направление к бронхопульмонологу, который посоветовал ей... обратиться к торакальному хирургу.
Вопрос госпитализации по-прежнему остаётся открытым.
Марина СЕЛИВАНОВА  



Читайте также в этом выпуске (№ 828):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia