«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 794 (13.09.2011 - 20.09.2011)
Почему рухнул «Сетевой нефтяной»
Почему рухнул «Сетевой нефтяной»


Кредитное учреждение не дали спасти из-за звонка в Москву?

   Осенью 2008 года мировой кризис докатился до России. В Калининграде его следствием стало банкротство «Сетевого нефтяного банка». Тысячи вкладчиков переживали за сохранность своих средств.
Многие компании потеряли значительные суммы - имущество банка до сих пор распродаётся, но на всех вырученных денег может не хватить. Был ли обязательным именно такой трагический конец кредитного учреждения? Документы говорят о другом: «Сетевой нефтяной» можно было спасти, сохранив и деньги вкладчиков, и средства юридических лиц. Кризис сыграл решающую, но не окончательную роль в его падении.
По данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ), на которое на стадии банкротства возложены обязанности конкурсного управляющего банком, по состоянию на 1 мая 2011 года, для удовлетворения требований кредиторов банка не хватает около 870 миллионов рублей. Именно этой цифрой можно сейчас обозначить потери для экономики Калининградской области от катастрофы «Сетевого нефтяного» в 2008 году.  Более того: следственные органы сейчас расследуют уголовное дело о преднамеренном банкротстве в отношении «бывших руководителей банка».

ЗАО и ООО
История «Сетевого нефтяного банка» началась в 1994 году. Финансовый институт возник как «домашний банк» холдинга предприятий «Рос&Нефть», принадлежащих калининградскому предпринимателю Александру Гирзекорну и его партнёрам.
Бизнес рос: помимо автозаправочных станций в группе компаний появились и другие предприятия. О солидности холдинга говорил и тот факт, что 25% зарегистрированного в Калининграде ЗАО «Рос&Нефть» принадлежало московской корпорации ОАО «Нефтяная компания «Роснефть».
В совет директоров калининградского ЗАО «Рос&Нефть» вошли Александр Гирзекорн, Николай Каплун, Владимир Бойко, Пётр Попов и Валерий Роот. Третьему из этого состава менеджеров, Владимиру Бойко, досталась роль, как говорится, старшего партнёра по бизнесу Александра Гирзекорна. Для лучшей управляемости помимо ЗАО «Рос&Нефть» была зарегистрирована такая же компания, но только в другой организационной форме - общество с ограниченной ответственностью (ООО).
Владимир Бойко до последнего времени удерживал все финансовые рычаги управления в своих руках, работая генеральным директором как в ЗАО, так и в ООО «Рос&Нефть». Последнюю фирму он возглавляет и сейчас. Вокруг банка, как грибы после дождя, росли ООО-шки со странными похожими названиями: «МВС», «СИМ», «АИЕ-плюс», «РКВ-плюс», «ТДМ-плюс», «ВВШ-плюс» и т. п. Все они торговали нефтепродуктами друг с другом, получая в банке солидные кредиты.

Пенсионеры-кредиторы
В самом упрощённом виде бизнес-взаимосвязи холдинга «Рос&Нефть» и «Сетевого нефтяного банка» выглядели так: банк доставал кредитные средства, холдинг вводил их в оборот и расширял свой бизнес. Было ли это просчётом, стратегической ошибкой или злым умыслом - сказать сейчас трудно, но уже в 2004 году деятельность нескольких  юридических лиц, входивших в холдинг «Рос&Нефть», стала ложиться тяжким бременем на финансовые показатели банка.
Холдинг торговал нефтепродуктами, получая дешёвые кредитные ресурсы из банка, и уже в октябре 2007 года задолжал ему около 610 миллионов рублей.
К тому времени финансовая политика банка свелась к простому рецепту - недостающие средства приносило... население Калининградской области в виде вкладов. К началу 2008 года деньги людей составляли более половины привлечённых средств «Сетевого нефтяного банка». Всего за три года банк сумел увеличить объёмы вкладов населения с 225 миллионов до 1 миллиарда рублей. К осени 2008 года из этого миллиарда почти половину составляли деньги калининградцев-пенсионеров, привлечённых высоким процентом по специальному вкладу «Пенсионный».
Другую часть финансов банку приносили юридические лица, размещая свои оборотные средства. Если и этого не хватало, то брали в долг у других банков, в виде межбанковских кредитов.
Менеджмент банка понимал, что так долго продолжаться не может. На одном из собраний руководящие лица потребовали у своего коллеги, Владимира Бойко, к тому времени, пожалуй, самого информированного человека в финансовых вопросах как холдинга «Рос&Нефть», так и «Сетевого нефтяного банка», заняться уменьшением долга, который продолжал расти... Бойко даже дал обязательство (правда, довольно туманное, в виде странной расписки), что задолженность будет снижена.

20% за несколько недель
К середине 2008 года стало ясно, что Россия не избежит кризиса. В совет директоров СНБ привлекли независимого директора Сергея Триппеля. От ситуации в банке он был, мягко говоря, не в восторге. Ужас её состоял в том, что холдинг «Рос&Нефть» (те самые ООО-шки) набрал к лету 2008 года кредитов в «Сетевом нефтяном» на 825 миллионов рублей. Если вспомнить, что банк одновременно привлёк более одного миллиарда рублей денег населения, то можно приблизительно оценить, где они в конце концов оказались.
В октябре 2008 года деньги стали «убегать». Люди забирали средства из всех банков Калининградской области. Отток частных финансов из СНБ стал катастрофой. Всего за несколько недель «частники» сняли со счетов 20% своих денег - в буквальном выражении порядка 250 миллионов рублей. Тенденция к изъятию вкладов только усиливалась. Такой удар и для более устойчивого кредитного учреждения с федеральным размахом деятельности мог стать нокаутом. Для «Сетевого нефтяного» он (это выяснилось позже - 19 декабря 2008 года) стал смертельным. Но должно ли было всё произойти именно так?

Роковой клиент
СНБ работал не только со своими «родными» предприятиями. Банк обслуживал, например, и «Калининградавиа», и «КД авиа», в списке клиентов долгое время были ФКБ «Факел», «Вичюнай Русь», «Электросварка». Но именно холдинг «Рос&Нефть» был ключевым клиентом. И, как свидетельствуют документы, именно этот клиент стал для банка роковым.
В том, как накопилась задолженность у предприятий холдинга и почему она своевременно не погашалась, сейчас разбираются специалисты. В том числе и в рамках уголовного дела.
В общем виде «схему работы» банка с фирмами холдинга можно представить себе как выкачивание реальных средств из банка, скрытный вывод их на сторону с замещением обязательства по выплате, как правило, ничего не значащими векселями. Ссуды брались на очередное ООО (например, ООО «РВВ-сервис» или ООО «МВС»), формально - для финансирования оптово-розничной торговли нефтепродуктами. На деле же...

Не жилец
В октябре 2008-го банк не просто лихорадило, а буквально трясло. Финансовая пропасть засасывала всё глубже. В правительство области готовились письма с просьбой досрочно погасить задолженности муниципальных предприятий области перед банком, вкладчикам предлагали выплатить проценты по вкладу заранее - лишь бы они не забирали деньги.
Дальше происходит логически с трудом объяснимое событие: в октябре 2008-го холдинг «Рос&Нефть» выводит из СНБ - из «домашнего» кредитного института! - свои средства и начинает вести расчёты через другой банк. «Новость» быстро облетает деловое сообщество вместе с информацией о том, что кое-кто из высшего менеджмента «Рос&Нефти» как-то «вдруг» забрал свои частные деньги из «Сетевого нефтяного». Из таких известий делаются совершенно определённые выводы: банк - не жилец.

50 лучших вкладчиков
В ноябре 2008 года, несмотря на энергичные действия нового руководства банка, пытавшегося любой ценой реанимировать катящийся вниз финансовый институт, ситуация усугубилась. Было понятно, что от банкротства не пострадают только вкладчики, у которых на счетах было не больше 700 тысяч рублей. Таких, если считать по количеству, было более 95%. Их деньги застрахованы законом.
Но были в «Сетевом нефтяном» и другие вкладчики - около полусотни физических лиц вложили порядка 250 миллионов рублей личных средств. Среди них и высшее руководство банка. На суммы свыше 700 тысяч рублей гарантия закона не распространяется. И как было возвращать эти средства, принадлежащие известным в городе предпринимателям? Выбиванием в том числе и этих денег из должников банка сейчас занимается «Агентство по страхованию вкладов».

Один звонок
Но можно ли было спасти «Сетевой нефтяной»? Как говорят бывшие работники банка - вполне. Переговоры сразу с несколькими инвесторами велись вплоть до вечера 18 декабря 2008 года. А 19 декабря Центральный банк России озвучил своё решение об отзыве лицензии. «Оно было внезапным для всех нас», - на условиях анонимности сообщил источник из бывшего руководства СНБ.
На посту губернатора Калининградской области в тот момент был Георгий Боос. И банкротство такого банка, как «Сетевой нефтяной», не могло не стать предметом его работы - всё-таки большое количество вкладчиков, большая социальная значимость. Однако, как полагают инсайдеры, губернатор высказал своё сложившееся мнение в телефонном разговоре с зампредседателя Центробанка: банк спасать не надо. Видимо, глава области посчитал, что банк нежизнеспособен. А может быть, он видел другой выход из прискорбной ситуации.
***
Редакция «Дворника» далека от того, чтобы обвинить в банкротстве «Сетевого нефтяного» конкретных граждан и предлагает высказаться всем сторонам этого масштабного финансового краха.
ДВ  



Читайте также в этом выпуске (№ 794):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia