«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 597 (25.09.2007 - 02.10.2007)
ИСТОРИЯ
КЁНИГСБЕРГ ШПИОНСКИЙ: ДИВЕРСАНТЫ, «ОБОРОТНИ» И ДЕЗЕРТИРЫ
Александр Адерихин
Таксиста просто несло. Узнав, что среди его пассажиров есть гости из Питера, «шеф» добровольно начал экскурсию по маршруту поездки. Хотя его никто об этом не просил. Всё – в «лучших» калининградских традициях. Здесь у нас было гестапо (здание КГТУ, бывший суд земли Восточная Пруссия), а здесь (здание строительного колледжа) готовили разведчиков-диверсантов. Ну и всё в том же духе. Так два питерских художника познакомились с одним из калининградских мифов: в немецкие времена, в каждом сохранившимся немецком особнячке «у нас» готовили или подводников, или лётчиков, или головорезов-диверсантов...


Правда
о прусских разведшколах: против СССР
В Государственном архиве Калининградской области хранится документ, скромно озаглавленный «Справка». Авторство его приписывается областному УКГБ и датируется 60-ми годами прошлого века. По одной из версий, тогда в Калининграде ходило столько историй о немецких разведшколах, что местные чекисты специально для лекторов-пропагандистов подготовили специальную «Справку».
В «Справке» чекистов говорится о том, что «Абверштелле Кёнигсберг» (Abwehrstelle) была самой крупной разведывательной структурой нацистской Германии, направленной против СССР. Штаб-квартира этой мощной организации располагалась в Кёнигсберге на Кранцаллее, 40. Ныне это улица Александра Невского. Если ехать на выезд из города, то сразу за зданием университета стоит старый немецкий дом. Вот примерно там шпионская штаб-квартира и была.
Перед началом войны немецкие агенты, выполнив задание в СССР, часто возвращались на родину через Кёнигсберг.
В «Справке» указан адрес конспиративной квартиры, на которой их принимали – Штайндамм, 44. Сейчас на этом месте на Ленинском проспекте – жилой дом с аркой. Известно даже имя хозяйки конспиративной квартиры – владелица пансионата Лейна Данти.
С немецкой агентурой часто работали недобитые ещё в 1917 году контрреволюционеры. Например, петлюровец Дьяченко, нашедший убежище в Германии.
Незадолго до нападения на СССР у сотрудников «Абверштелле Кёнигсберг» было много работы. В местечке Гросс-Мишен (ныне – Кузнецкое) буквально за месяц до начала войны появилась первая разведшкола. Здесь готовили радистов и разведчиков для заброски в тыл СССР. Первые выпускники, 20 агентов, отбыли в район Ленинградского фронта, через который их и забросили. В посёлке Нойгофф (ныне – Орловка Гурьевского района) была создана и секретная радиостанция.
А уже через месяц после начала боевых действий против СССР, сотрудники «Абверштелле Кёнигсберг» начали допросы первых советских военнопленных в специально организованном лагере.

Показавшие себя соответствующим образом
В июле 1943 года в Восточную Пруссию, поближе к фронту, перевели Варшавскую разведшколу. Её разместили всё в той же современной Орловке. Школа маскировалась под воинскую часть Русской освободительной армии (РОА). Основной контингент курсантов школы набирался из советских военнопленных, согласно «Справке», «соответствующим образом показавших себя в концентрационных лагерях». В том же 1943-м недалеко от Кёнигсберга в местечке Розенштайн в полном составе разместили Борисовскую разведшколу, которая заняла бараки лагеря французских военнопленных.
А в ноябре 1943 года в приморский городок Нойкурен (ныне – Пионерский курорт) перевели женский филиал всё той же Варшавской разведшколы. Командовала этим подразделением капитан РОА Наталья Берг-Попова. Женщин-агентов готовили шесть месяцев. Это были радистки, напарницы к агентам-мужчинам. Женский филиал Варшавской разведшколы в Нойкурене выпустил всего 20 шпионок. После чего и мужской филиал в Нойгоффе, и женский в Нойкурене начальство вынуждено было эвакуировать вглубь Польши, подальше от надвигающегося фронта.
Но бараки разведшколы на территории нынешней Орловки недолго оставались пустыми. Русскую речь сменил эстонский и латышский языки. Их задачей было осесть на территории, захваченной Красной армией для «организации повстанческого движения». Что они и делали до середины 50-х годов прошлого века.
Помимо подготовки агентуры сотрудники «Абверштелле Кёнигсберг» занимались сбором разведданных и при помощи технических средств. Например, на пересечении Канноненвег и Эйдштрассе (улица Артиллерийская и Спортивный переулок) располагался особо секретный объект – мощная станция радиоперехвата. Это была восьмиэтажная башня, нашпигованная аппаратурой. Башню обслуживали 50 человек. К работе по радиоперехвату привлекались не только кадровые нацистские шпионы, но и преподаватели (из особо надёжных) Кёнигсбергского университета, хорошо владеющие несколькими иностранными языками. В августе 1944 года английская авиация разбомбила башню. Немцы героическими усилиями её восстановили, но это было уже не то.

«Оборотни»: дети и пожилые
Фронт наступал, ситуация менялась, и в 1944 году, в нынешней Орловке начали готовить немцев. Тоже для оседания на территории, «контролируемой Красной Армией». Всего было выпущено 500 агентов двух возрастных категорий: 15 – 17 лет, и 50 – 55 лет. Видимо, опыт был удачен, и в том же 1944-м подготовкой диверсантов решило заняться и ведомство Гиммлера. Отец-основатель СС приказал создать особое подразделение «Вервольф» («Оборотни»). Задачей «Оборотней», набираемых из гражданского населения, была террористическая деятельность в тылу Красной Армии. В «Оборотни» вербовали только местных жителей, из числа членов национал-социалистической партии и юнцов из «Гитлерюгенда». В Кёнигсберге штаб этой организации располагался на Лёнцштрассе, 3 - 5 (ныне – улица Лермонтова). «Оборотни» подходили к выполнению задания партии и правительства с типично немецкой исполнительностью.
В 1945 году управлением контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта было обезврежено более десятка групп «Оборотней». Были обнаружены тайники с оружием и благоустроенные бункеры для «вервольфов». В «Справке» приводится список изъятого из тайников: 2 491 кг взрывчатых веществ, 803 500 патронов, 4 030 автоматов, 300 пулемётов, 152 противотанковых ружья, два миномёта, два артиллерийских орудия и 17 множительных аппаратов. Все ли тайники «Оборотней» были обнаружены в те времена нашей контрразведкой? На этот вопрос «Справка» ответа не даёт.
Зато есть скупые строчки, за которыми – тяжёлая оперативная работа: облавы, засады и перестрелки.
Начало на стр. 7
В феврале 1945 года, например, была обезврежена группа из десяти человек, в задачу которых входил подрыв зданий, занятых советскими военнослужащими. При ликвидации группа оказала вооружённое сопротивление.
«Оборотни» отличались крайним фанатизмом. Например, «оборотень» из города Кранца немец Ганн не успел нанести много вреда Советской армии. Единственным выстрелом из-за угла он ранил нашего старшего сержанта. Но после задержания Гана выяснилось, что, отправляясь убивать «красных», он отравил свою жену и двух малолетних детей.

«Наши»
Всего вместе с «оборотнями» в 1945 году «Смершем» были ликвидированы 43 диверсионные группы и семь бандформирований. Последние состояли из дезертировавших из Красной Армии. Например, 24 апреля было обезврежено бандформирование, возглавляемое дезертиром, бывшим капитаном Петром Крутько. Кроме советских дезертиров в бандгруппу входили один немец и четыре немки.
Помимо диверсантов и дезертиров органам госбезопасности пришлось проделать большую работу по проверке граждан СССР, угнанных в Восточную Пруссию во время войны.
В «Справке» приводятся следующие цифры: на август 1945 года всего проверено 165 766 репатриантов. Из них: отправлено в СССР – 34 634, в армию – 99 119, в спецлагеря – 12 494, арестовано – 2 421.
А в феврале 1947 года чекисты раскрыли в Калининградской области целую шпионскую организацию. 20 пленных немецких офицеров были признаны виновными в работе на английскую и американскую разведку. Честно говоря, сегодня вызывает сомнение, что пленные немецкие офицеры, сидя в лагере в закрытой для иностранцев Калининградской области, могли установить какие-либо контакты с американскими и английскими разведками. Но из приговора слов не выкинешь. Тем более в 1947 году.
В том же 1947 году калининградских чекистов ждал ещё один крупный успех. Им удалось арестовать одного из руководителей «Абверштелле Кёнигсберг» некоего ротмистра Браунека. Однако успех быстро обернулся провалом – Браунек умер в тюремной камере.

Идеологически правильное окончание
«Справка» кончается словами о том, что с осени 1947 года по лето 1951 года удалось депортировать в Германию 110 000 немцев - жителей бывшей Восточной Пруссии.
«На территории, долгое время служившей для военных и политических авантюр против прибалтийских и славянских народов, по хозяйски начал строить новую жизнь Советский народ», - этим идеологически правильным предложением заканчивается «Справка» о диверсантах, шпионах и дезертирах на территории Восточной Пруссии. Но никак не история разведки на территории Калининградской области.
Александр
АДЕРИХИН
(по материалам
Государственного архива Калининградской области)



Читайте также в этом выпуске (№ 597):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia